Среда, 28.06.2017, 11:57Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS

Главная | Биография разведчика | Выход | Регистрация | Вход
» Ресурсы

» БД "Весь Урал"

» Меню сайта

» БиблиоРодина

» Опрос

» Мы ВКонтакте

» Мы на facebooc

» Категории раздела
Премьеры книг [1]
информация о новых книгах местных авторов
Анонс мероприятий [5]
Информация о предстоящих мероприятиях
Новости сельских библиотек [8]
Акции [6]
семинары, Дни специалиста [6]
конкурсы [3]
режим работы [0]
встречи с авторами книг [3]
Визиты к коллегам [1]
мероприятия [5]
виртульный концертный зал [1]
любительские объединения [1]
Годовая тема [1]
краеведение [4]
поздравления [2]
Местные поэты и прозаики [1]
Детские [1]
Библионочь 2017 [2]

» Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 23

» Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Биография разведчика: факты и мифы

Незаурядные качества характера

Всем известно, что Н.И.Кузнецов обладал многими незаурядными качествами ещё в детском и юношеском возрасте. Попробуем уточнить какими?
     Читать Ника Кузнецов научился очень рано, бегло читал и даже писал еже в 6 лет. Запоминать стихи ещё раньше. Первыми и любимыми его стихотворениями были: «Смерть Сусанина» К.Ф.Рылеева и «Бородино» М.Ю. Лермонтова. В школьные годы любимым его произведением стали «Северные рассказы» Джека Лондона.
    В книге Т.Гладкова «Николай Кузнецов» из серии «Жизнь замечательных уральцев» автор приводит воспоминания Елизаветы Зиновьевны Снегирёвой, директора школы-семилетки, где учился Кузнецов. «Тогда он мне о многом поведал. Говорил, что в чтении книг придерживается строгой системы. Рассказал, что со второго класса ведёт запись прочитанных книг. А с пятого и характеристику героев».
    Далеко немногие знают, что в начале 30-х годов, когда серия «Жизнь замечательных людей» выходила лишь отдельными книгами,  Н.И.Кузнецов написал письмо М.Горькому в Сорренто об издании в этой серии книг о Гаррибальди, Герцене, Писареве. В 1932 году он получил ответ от секретаря Горького, а с 1933 года серия стала выходить регулярно.
 
    В возрасте 7 лет Ника Кузнецов научился играть в шахматы и в шашки, а в 14 лет неплохо играл на гармошке и балалайке, причём выучился играть самостоятельно. В это время Кузнецов  танцевал вальс, польку, кадриль, русского, лихо отбивал чечётку, имел неплохой голос, любил петь.
    Николай Иванович владел обеими руками одинаково. Когда учился в Тюмени и затем в Талице, отлично выполнял чертёжные работы, его работы шли на выставки. Кроме того, он имел успехи в математике.
    Проживая в Москве, сам научился водить машину, сдал на права на вождение грузовой машины.  
     Знакомые с Кузнецовым люди отмечали, что Николай Иванович никогда не врал, даже по мелочам.

 
                                                                                            ИСТОЧНИКГладков Т. Николай Кузнецов. – Екатеринбург: Сократ, 2011. – 384с.: ил.-                                                                                                                            (Жизнь замечательных уральцев. Вып.2)


Личная жизнь разведчика
 
 
О личной жизни Н.И.Кузнецова известно очень мало. В книге С.П.Кузнецова «Николай Кузнецов. Непревзойдённая легенда» читаем:
«Ещё в апреле месяце (1930 г.) Николай Кузнецов в кругу знакомых познакомился с обаятельной девушкой Еленой Чугаевой. После окончания Пермского медицинского техникума Елена по распределению была направлена в Кудымкарскую окружную больницу, в хирургическое отделение медицинской сестрой. Лена возглавляла профсоюзный комитет в больнице и являлась незаменимым постановщиком молодёжных вечеров. Их объединяло многое: общие цели в жизни, молодость и дружба.
     Зимними вечерами Лена помогала Николаю обрабатывать таксационные записи, переписывала собранный материал в журналы учёта. Дружеские и тёплые отношения в дальнейшем перерастут в более доверительные и близкие. Окружным Кудымкарским ЗАГСом 2 декабря 1930 года док. №21 был зарегистрирован брак Кузнецова Николая Ивановича и Чугаевой Елены Петровны. Возможно, это первое упоминание в официальных документах Кузнецова по имени Николай».
     Теодор Гладков в своём интервью утверждает, что именно тогда Кузнецов поменял имя Никонора на Николая. Однако всё в той же книге «Николай Кузнецов. Непревзойдённая легенда» отмечается, что имя было изменено Николаем Харитоновым, который возглавлял коммуну «Красный пахарь» в Зырянке, когда он выдавал Кузнецову справки от правления коммуны, то поменял имя Никонор на Николая «на всякий случай».
     Молодожёны снимали комнату у хозяйки небольшого дома – Суворовой Татьяны Николаевны. Её воспоминания можно прочитать в той же книге. Однако молодожёны прожили недолго. В конце февраля между ними произошла ссора.  Постановлением Кудымкарского ЗАГса док.№223/1 от 4 марта 1931 года было вынесено решение о расторжении брака.
    Затем Елена Петровна закончила Пермский медицинский институт, воевала, завершила войну в звании майора, демобилизовалась после победы над Японией. О том, что её первый муж был легендарным разведчиком, узнала только в 1966 году.

 
Источник:Кузнецов С.П., Кузнецов Д.С.  Николай Кузнецов .
Непревзойдённая легенда: документально- истор. изд./С.П.Кузнецов, Д.С.Кузнецов. – Талица, 2011. – с.43-44.
 
"Скажи мне твой псевдоним"
Николай Иванович Кузнецов, как и большинство разведчиков, имел свой псевдоним или позывной. Постараемся восстановить его псевдонимы по времени.
     В 1932 году в Кудымкаре Кузнецов становится агентом ОГПУ, о чём свидетельствует его подписка о сотрудничестве с Окружным отделом ОГПУ, приведённая в книге С.П. и Д.С. Кузнецовых «Николай Кузнецов: непревзойдённая легенда». Там же указывается, что Николай Иванович получил псевдоним «Кулик»  и он становится агентом - маршрутником. Перед ним ставятся задачи выявления лиц, агитирующих крестьянство на вооружённую борьбу против Советской власти.
    В июне 1934 года Кузнецов переезжает в город Свердловск, а 3 октября его арестовывают вторично и обвиняют в «сообщении провокационных сведений на ряд лиц, обвиняя их в контрреволюционной деятельности против Советской власти» ещё в Кудымкаре. Вскоре его освобождают и привлекают к агентурной работе под новым кодовым именем «Учёный». Кузнецову предстояло «разработать и вести» иностранных инженеров и спецов, работавших на заводах Свердловска.
     В 1937 году Кузнецов получает новый псевдоним «Колонист», а в 1938 году его переводят в Москву. Теперь ему предстоит работать в среде иностранцев, особенно немцев и появляется новая легенда.
     Рудольф Вильгельмович Шмидт, немец, родом из Саарбрюкене, в 1914 году с родителями переехал в Советский Союз. Под эти именем скрывался разведчик Николай Иванович Кузнецов до Великой Отечественной войны. Кстати, фамилия Шмидт в переводе означает Кузнец. Николай Иванович «обзаводится» широким кругом знакомых, которые поставляют ему оперативную информацию, не догадываясь о его настоящем происхождении. Приведём далеко неполный список этих «знакомых»: горничная посла Норвегии, немка по национальности, секретарь военного атташе Японии, сотрудник японского посольства, четыре представителя немецкого посольства: Шредер, Флегель, Баумбах, Маере, секретарь дипломатической миссии Словакии Крно, сотрудник шведской авиакомпании Левенгаген, венгерский подданный Шварце и многие другие представители иностранных дипломатических миссий в СССР.
     Из интервью с автором книги о Кузнецове Теодором Гладковым, опубликованного в Интернете можно узнать о том, что Николай Иванович не имел в НКВД ни звания, ни удостоверения и должность его звучала так: «особо засекреченный спецагент с окладом содержания по ставке кадрового оперуполномоченного центрального аппарата» (оклад большой).
      
Кроме того, наша контрразведка вела за Кузнецовым слежку, не догадываясь о том, что он советский разведчик другого ведомства. Ему были присвоены клички «Франт» (за стиль одежды) и «Атлет» (за спортивную фигуру).
     В отряде «Победители» все знали Кузнецова под именем Николая Васильевича Грачёва. «Ему оставили из прошлой биографии только имя Николай, всё остальное имело модифицированную версию легендированной биографии», - так отмечают авторы книги «Николай Кузнецов: непревзойдённая легенда». Именно перед отправкой на важнейшее задание его подлинная фамилия была засекречена на время войны, а Центре ему присвоили новый псевдоним «Пух» (1942год) и знали об этом только в Центре.
     И, наконец, в Ровно он появится под именем лейтенанта Вермахта Зиберта Пауля Вильгельма, который родился в Шлобиттене (Восточная Пруссия) в родовом поместье графа Рихарда Дона цу   Шлобиттена 20 июня 1911года.
     Итак, в общей сложности, вместе с псевдонимами и вымышленными именами Кузнецов имел девять кличек, каждая из которых своеобразно характеризовала разведчика.
   
 


Последний бой Николая Кузнецова
 
      У многих людей, которые подробно и тщательно изучают жизнь и судьбу Николая Ивановича Кузнецова резонно возникает вопрос: как же так получилось, что профессионал высшего класса, Разведчик с большой буквы, мог погибнуть от рук бандеровцев – людей в высшей степени ничего не понимающих в разведке?
     Попробуем проследить причины и следствия, приведшие к гибели Кузнецова.  Полностью гриф «Секретно» будет снят с досье Кузнецова в 2025 году. А сегодня мы можем сделать только предположения.
     «Серо-голубые глаза. Русые волосы. Прямой нос. Худое лицо. Владеет шестью диалектами немецкого языка. Носит форму обер-лейтенанта вермахта, может предъявить документы на имя Пауля Зиберта. Крайне опасен, в совершенстве владеет стрелковым оружием. Обнаружив этого человека, сразу же постарайтесь вызвать подмогу».
       Список примет «опасного незнакомца» к весне 1944-го имели части вермахта, СС и сотрудники полиции на оккупированной территории Западной Украины. Фактически за одним человеком охотилась вся немецкая армия. Его биография столь удивительна, что у отдельных историков  существует мнение: Николай Кузнецов - это миф, собирательный образ из десятка разведчиков, вроде Штирлица. 32-летний крестьянин, родившийся в деревне Зырянка Пермской губернии, объяснялся на чужом языке, как коренной немец: в 1943-1944 годах он ликвидировал 11 (!) генералов и чиновников Третьего рейха на Украине, постоянно умудряясь выходить сухим из воды.
       Однако, главная его задача была не уничтожение фашистских главарей, а добывать достоверную информацию о готовящихся действиях фашистов на восточном фронте. И такую ценнейшую информацию он доставлял: о покушении на  глав государств на Тегеранской конференции, о наступлении на Курской дуге, о ставке Гитлера «Вервольф» под Винницей и множество других менее значительных сведений было передано в Центр.
      Существует много версий о том, почему ставка была недовольна действиями Кузнецова. Первоначально, как отмечает врач отряда «Победители» Цесарский, подозрение вызывало само поведение Кузнецова в Ровно. «Центр подозревает, что Кузнецов не случайно так свободно чувствует себя в Ровно среди немцёв. Происхождение у него неблагонадежное — отец его был антисоветчиком, а яблоко от яблони, как известно... сам понимаешь. В общем, нужно немедленно проверить, не перевербован ли он немцами, установить постоянное наблюдение за ним, в отряде обрезать все нежелательные контакты», - так наставлял Цесарского политрук отряда Стехов. Конечно, Н. И. Кузнецов очень скоро обнаружил, что в городе за нам следят. И следят свои! Все донесения его перепроверяют… Можно представить, как мучительно оскорбляло его это недоверие, как мешало ему, ежесекундно рискующему своей жизнью!
     После нескольких удачных операций Медведев отправил в Центр радиограмму: «Деятельность разведчика Н. Кузнецова проверена, оснований для сомнений нет. Человек — наш! И Н. В. Грачев просит разрешения перейти к активным боевым действиям, считаю нужным согласиться».
     Центр согласился с решением командира, и Кузнецов переходит к активным боевым действиям - уничтожению высших представителей оккупационных властей. Эти подвиги широко известны, за них он награжден орденом Ленина и Золотой звездой Героя Советского Союза.
   «Но даже в этот его звездный час кому-то там, в Центре, неймется. Николай Кузнецов по заданию командования должен уничтожить одного из нацистских палачей, важную «птицу», помощника гауляйтера — Даргеля. Среди бела дня на многолюдной городской улице он укладывает нациста и его помощника. Сообщает в отряд, а мы — радируем в Москву.
Однако выясняется: Кузнецов ошибся — уничтожен другой высокопоставленный нацист, недавно прибывший из Берлина. Посылаем в Центр уточняющую   информацию, получаем строгий выговор и требование снова проверить надежность Кузнецова.

       Через несколько дней в том же месте Кузнецов бросает гранату уже в подлинного Даргеля, исправляя ошибку едва ли не ценой собственной жизни, — осколок гранаты тяжело ранит его в плечо. Срочно прибывает в отряд. Я его оперирую. У меня остались всего две ампулы новокаина, и он, узнав об этом, категорически отказывается от анестезии. «Будет больно». — «Ничего, я смогу выдержать». Пока я удаляю осколок, он рассказывает мне подробности своей боевой операции. И как всегда спокойно, невозмутимо, без единого слова упрека в адрес своего далекого начальства в почти нереальном для нас Центре». Так вспоминает о Кузнецове доктор Цесарский.
      Через некоторое время разведчик узнаёт о ставке Гитлера под Винницей и, вероятно, предлагает командованию убить его. Но Кузнецову явно дали понять: «самодеятельность» строго запрещена, - подтверждает Мечислав Мазовецкий. - Ему пришлось подчиниться». Совпадение или нет - сразу началось охлаждение отношений между верхушкой НКВД и Кузнецовым. Его действия стали критиковать, а затем и вовсе вызывали в Москву.
     Тучи сгустились ещё больше, когда Кузнецову не удалось уничтожить гауляйтера Украины Эрика Коха. Объяснения никого не интересовали. Заместитель наркома госбезопасности Кобулов сигнализировал из Москвы, что больше о разведчике Зиберте он слышать не желает. До греха не доводя, командир отряда Медведев постарался отправить Кузнецова подальше, в Луцк. На роль почетного камикадзе. Эта история — во всяком случае, ее внешняя сторона — давно не секретна. Но соратник Кузнецова, Николай Владимирович Струтинский, человек, очень много сделавший для увековечения памяти боевого друга, уверен — неудача с Кохом дорого стоила Кузнецову и косвенно стала причиной его гибели. Как отработанный материал он сделался не нужен. (Видеозапись выступления хранится в УФСБ по Свердловской области).
     В это время аппарат фашистских карательных органов направили на поиск советского агента. Действовала целая зондеркоманда (82 человека). Исподволь работу вели 18 проверенных резид
ентов, тайно внедренных в воинские части. Свои бросили героя на произвол судьбы.
 
     Один из достаточно осведомленных  собеседников заметил: «Личность такого масштаба, он мог бы стать невыдуманным Штирлицем, а из него сделали ловкого, но обычного киллера».
     Как отмечает в своей статье «Герой или киллер?» Лия Генцель, Кузнецов не был киллером в руках НКВД, он оставался народным мстителем и разведчиком.
      Однажды Николай Иванович сказал брату: «Если вестей обо мне не будет, обратись по адресу...» В указанном месте находилась приемная НКВД. Там в 1946 г. о Кузнецове якобы ничего не знали.
     Вскоре командир партизанского отряда Медведев опубликовал книгу, отрывки из которой прозвучали по радио. По этим отрывкам Виктор Иванович Кузнецов узнал брата (совпадало имя, знание языков, место рождения).
     Официально погибшего Кузнецова никто не искал. Если бы не Струтинский, подробности о его последних минутах, возможно, так и остались бы неизвестными. Это Николай Владимирович скрупулезно, шаг за шагом, прошел всю Западную Украину, пока в селе Боратине не наткнулся на стоящую на окраине хату Голубовичей, хозяйка которой, угрюмая, малообразованная и вряд ли способная к сочинительству женщина, поведала ему на украинской мове, как вошли однажды в ее белый домик под соломенной крышей немецкий офицер с сопровождающим, как второй сопровождающий остался у входа, как попросили гости еды, а устроившийся рядом с окном офицер достал гранату и положил ее рядом с собой на скамью, накрыв фуражкой.
    Далее было так: в дом ввалились бандеровцы. Навел их кто? Ждали они? Или виновато стечение обстоятельств? Но, только проверив документы и убедившись, что перед ними тот самый хлопец,  за которого 10 тысяч марок дают, националисты настроились весьма агрессивно. Кузнецов попросил закурить, нагнулся над керосиновой лампой, задул ее и схватил гранату. Он взорвал ее у живота, повернувшись спиной к горнице, где спал маленький сын хозяйки.
    Из бандеровских источников впоследствии стало известно, что при погибшем обнаружили подробный дневник с описанием того, что он, разведчик Зиберт, сделал в тылу врага. Словно и после смерти доказывал: «Я не предатель».
      Вот и объяснение того, зачем он возил с собой опасный дневник.  И возникает закономерный вопрос, так ли был нужен живой Кузнецов для НКВД?
      

 
 Источник:  Цессарский, А. Голгофа разведчика Николая Кузнецова / А. Цессарский // Уральский рабочий.- 2011.- 26 июля.- С. 2
Гинцель, Л.  Николай Кузнецов. Герой или киллер? / Л. Гинцель // Неизвестный Уралмаш.- Екатеринбург, 2010.- С. 339-343
 
Человек-легенда

Недаром Кузнецова давно называют человеком-легендой потому что, чем больше изучаешь его биографию, тем больше вопросов возникает. Но память об этом удивительном человеке, несомненно, талантливом лингвисте, не менее талантливом «актёре» и разведчике №1 должна жить в наших сердцах, ведь он отдал за наше будущее свою жизнь.
    Выдающийся ученый XX века, лауреат Нобелевской премии физик Жолио-Кюри в одном интервью сказал: «Если бы меня спросили, кого я считаю самой сильной и привлекательной личностью среди плеяды борцов против фашизма, я бы без колебаний назвал Николая Ивановича Кузнецова, великого гуманиста, уничтожавшего тех, кто хотел уничтожить человечество». 
 

 
» Вход на сайт

» Поиск по сайту

» Справка

» Новости библиотек

» Викторина

» Год экологии

» Электронный проект

» Наш Кузнецов

» Абитуриентам

» Архив записей


Copyright MyCorp © 2017
uCoz